Анатолий Журин, Статья из газеты "Труд", номер 146 за 17 Октября 2014 г.

Гражданская авиация как никакой другой вид транспорта зависит от погоды. Фото globallookpress.com

 

Авиакомпаниям нельзя экономить на погодных сводках

Гражданская авиация как никакой другой вид транспорта зависит от погоды. Всякий раз экипаж перед рейсом ее запрашивает, прежде чем запустить моторы. В России услуги по метеорологическому обеспечению полетов предоставляет сеть АМСГ (авиационная метеостанция гражданская) Росгидромета, но в прошлом году некоторые авиакомпании решили брать сводки погоды из других, зарубежных источников. Российские метеорологи, испокон веку обслуживающие авиацию, в итоге могут остаться на голодном финансовом пайке. Что подталкивает авиаторов к таким недружественным и даже опасным действиям? Ведь каждое пятое авиационное происшествие случается из-за неблагоприятных метеоусловий. Об этом — разговор с главой Росгидромета Александром Фроловым.

— Авиакомпании просто ищут, как сэкономить, — говорит Александр Васильевич. — Росгидромет в порядке обмена снабжает своими данными международные организации. А банки данных, скажем, в Вене доступны всем. Есть по крайней мере две частные компании — американская и английская, они предоставляют метеоуслуги нашим перевозчикам значительно дешевле, чем это делаем мы. Такой вот откровенный демпинг. Потому что мы эти данные собираем и анализируем, а они пользуются уже готовой продукцией. Не удивительно, что наши авиакомпании стали покупать эту информацию.

— Их можно понять.

— Но есть другая сторона медали. Во-первых, нас лишают того, что мы честно заработали и за счет чего живем. Во-вторых, раз доходы падают, то мы стоим перед необходимостью сокращать расходы. То есть закрывать метеостанции в аэропортах. Но ведь аэропорты без метеостанций не будут сертифицированы. А значит, зарубежные компании перестанут их обслуживать. Получается замкнутый круг.

— Каков же выход?

— Есть поручение правительства, над которым Росгидромет работает вместе с Минтрансом. Необходимо создать принципиально новую экономическую модель наших с авиаторами взаимоотношений. Первый и главный принцип: метеообеспечение авиационных структур не является коммерческой деятельностью, потому что речь идет об обеспечении безопасности полетов. Кстати, самая либеральная страна США здесь нам подает пример: возмещение затрат на метеообслуживание идет в полном объеме из госбюджета. Потому что есть еще и такое понятие, как обеспечение безопасности государства. Представьте ситуацию, когда из-за санкций нашим авиакомпаниям перестанут поставлять данные из-за рубежа. Что тогда, отменять воздушное сообщение?

И наконец, последнее. Перед нами стоит задача повышения качества, точности прогнозов и их эффективности. Для этого необходим тесный контакт с пользователями. Мы, например, следуя требованиям ИКАО, сертифицировали все наши подразделения по международным стандартам качества, ведем работу по повышению профессиональной подготовки персонала. Это тоже входит в систему требований ИКАО и Международной метеорологической организации. Кстати, высокий уровень наших метеорологов оценен в мире, и мы оказываем услуги не только отечественным пользователям, но и пользователям из СНГ.

— Как складываются сегодня взаимоотношения с коллегами из ближнего зарубежья, учитывая в том числе события на Украине?

— Мы очень дорожим сложившимися за долгие годы деловыми контактами. Вот сейчас, когда мы с вами беседуем, наша официальная делегация находится в Литве. Три дня назад я был в Германии, где мы подписали соглашение о сотрудничестве. Пока гидрометслужбы остаются вне политики. Сложнее, конечно, с Украиной — официальных контактов практически нет, хотя на человеческом уровне они продолжаются.

— Александр Васильевич, некоторые СМИ сообщили о пропаже второго самолета-лаборатории Як-42Д. Якобы вы из-за этого даже подали заявление об уходе.

— Как комментировать откровенные глупости? Есть официальное опровержение Минприроды, где информация о якобы исчезнувшем втором авиалайнере названа не соответствующей действительности. Приемку единственного нашего самолета-лаборатории проводила военно-промышленная комиссия с участием представителей целого ряда организаций. Все изменения технического задания были обоснованы и согласованы с заинтересованными министерствами, в том числе Министерством экономического развития РФ. Что же касается якобы моего ухода с должности, то могу сообщить, что правительство продлевает со мной контракт. Эта процедура по существующему распорядку производится ежегодно.